Тайна Ловозерских тундр PDF Печать E-mail
Автор: Александр Махов   
25.03.2011 10:53

-2 Впервые я обратил пристальное внимание на горный массив Ловозёрских тундр, работая  над статьей о каменных  лабиринтах Беломорья.  Тогда  нужно было детально  ознакомиться с географией Кольского полуострова, Карелии,  Соловецких островов и  нанести на карту  местоположение известных лабиринтов.

argaiv1658

 Но что же так сразу бросилось в глаза?

Я увидел знакомую конфигурацию подковы. Но это был не знакомый и рукотворный лабиринт. И расположена подкова не на побережье. И нет в ней двух характерных спиральных ветвей. А диаметр! Не какой-то там в 20-30 м, как у самого большого соловецкого лабиринта, а превышающий 30 км! И это были горы, это был – горный массив!  И если он обладал собственной энергетикой, а в этом не было ни малейшего сомнения, то эта энергия должна быть поистине космического масштаба. И если кто и использовал эту энергию, то значимость задач такого применения тоже должна быть космической!

Но вот, статья о каменных лабиринтах была готова и размещена в интернет. И прежде чем перейти к новым поискам, необходим был какой-то перерыв, чтобы отойти от прежней темы и настроиться на другую. Но мысль об увиденной картографической подкове не оставляла сознание в покое: подталкивала к сбору нового материала.

И действительно, первое же знакомство с Ловозёрскими тундрами подтвердило необычность мест этого района. Да, что там необычность! Нет, это не только священное место саамов, окружённое их благоговейным страхом, здесь - сплошные загадки и чудеса!

Но, не будем предвосхищать события. Сам же представлял, что это необычное место должно было привлекать внимание исследователей в прошлом, не говоря уж о времени сегодняшнем.

И точно, в 20-х годах прошлого столетия, почти с первых дней существования советской власти сюда была направлена первая, среди известных, экспедиция. И заметим: при государственном обеспечении и поддержке! А затем последовали и другие, но уже основанные на частных интересах и обеспечении.

Что было характерным в этих исследованиях?

Сразу же бросилась в глаза противоречивость полученных данных: не успевала одна экспедиция привезти сенсационные материалы, как тут же они опровергались другими, полученными от новых экспедиций. И так происходило вплоть до наших дней.

Вторым заслуживающим внимания фактором стало угасание с 80-х годов потока загадочных явлений, окружающих эти места. Что это – рукотворная помеха? А может, произошёл какой-либо природный катаклизм, который нарушил местную энергетику?

Да нет, грандиозных катаклизмов отмечено не было, а помеха?

Исследуя каменные лабиринты Беломорья, я уже сталкивался с человеческим фактором. И он, в первую очередь, был связан с верованиями соловецких монахов. Святые подвижники, чувствуя энергетику лабиринтов, и полагая их “бесовскими знаками”, либо разрушали конструкцию, либо производили переукладку спиралей, запечатывая их крестами. И эти действия, естественно, мешали последующим исследователям правильно оценить геометрию лабиринтов, принуждали их выдавать существующую картину за истинную, первозданную.

С лабиринтами теперь ясно, а вот какой могла быть рукотворная помеха в Ловозёрье? Чувствовалось, что эта помеха – значима, и нужно было её найти во что бы то ни стало.

Понимал, что нужно расширять объём своих знаний о районе поиска. Но, сколь внимательно и скрупулёзно не вчитывался во все имеющиеся экспедиционные материалы, - мои предшественники никаких рубиконов во времени не отмечали!

И только поиск методом “широкого захвата” позволил, в конце концов, обнаружить этот событийный скачок. И где бы вы думали?  – в сейсмологических данных.

Оказалось, что район Ловозёрского массива до 90-х годов прошлого века в сейсмическом отношении вообще выглядел “мертвой зоной”, и с начала сейсмологических наблюдений на Кольском полуострове (февраль 1956г.) там не регистрировалось ни одного сейсмического события. И вдруг, к началу 90-х годов прошлого века сейсмичность Ловозёрского массива резко изменилась. Здесь на 2-х рудниках, добывающих редкоземельные металлы: “Карнасурт”, действующего с 1951г., и “Умбозеро”, запущенного в эксплуатацию в 1984г., стали ежегодно и более десятка в год  происходить землетрясения, достигавшие в отдельных случаях  магнитуд М=3-4.

Так что же произошло?

Оказалось, что в центре соседнего горного массива – Хибин, под г.Куэльпорр, в 1972 и 1984 годах было произведено 2 подземных ядерных взрыва. Официальное объяснение таково – взрывы должны были облегчить добычу апатита. При этом, один направленный взрыв должен был раздробить породу по вертикали, другой – по горизонтали, после чего образовавшийся щебень можно было бы легко добыть. Но, эксперимент, якобы, не удался, а потому, мол, шахта была законсервирована и завалена.

Давайте немного порассуждаем, поразмыслим над этой информацией. Или - дезинформацией?

Кто мог принять решение о производстве ядерных взрывов?

Наверно, не дядя Вася – бригадир местных взрывников. Просто не было у него в кармане такой взрывчатки. А может это был начальник участка или даже директор шахты? Что вы, Боже упаси!  Ладно, давайте не будем мелочиться и спросим самого министра горнорудной промышленности, может это было его решение? Как, не Ваше? И говорите, что там были только военные?

Ну, рассуждая дальше, обычный солдат – не командир, он вообще не принимает решений, он – эти приказы только выполняет, а вот его командир взвода – он мог или нет? Что, это – не его уровень? Тогда, не задерживаясь, быстро проследуем по цепочке военной иерархии и, минуя должность заместителя министра обороны, обратимся к самому министру: может, в соответствии с принципом единоначалия, это было его единоличное решение? Что, опять не Ваше? И Вы говорите, чтоб если бы принял такое решение сам, то завтра нужно было решать следующее: то ли стреляться, то ли садиться? И не нужно, мол, забывать об американцах: через две минуты на столе ихнего президента лежало бы сообщение о подземном взрыве атомной бомбы русских!

Итак, методом простого логического перебора мы дошли до Первого лица государства, до Генерального секретаря величайшей партии в мире! Но, мы не будем спрашивать его о личном решении, мы знаем, что все значимые для судьбы страны решения у нас принимаются только коллегиально! А как звучит: решением Центрального Комитета …Значимо!…Весомо!…

И никакой тебе  личной ответственности...

Могли ли ядерные взрывы использоваться для дробления подземных рудных пород?
Теперь наперебой просятся отвечать шахтёры: да вы что, а как же потом там работать? Ведь радиация – ничуть не меньше, чем в топке ядерного котла!
А другие: вы что-то путаете, дорогой потомок, это только нефть можно хранить в подземном резервуаре, образованном подземным ядерным взрывом! Говорят, что только нефть не поддаётся радиационному заражению, а мы ведь люди!

Тогда – вариант: может туда зеков должны были пустить, они же всё равно приговорённые? Что,  - уже нельзя, уже - не ежовско-бериевские времена? Нынешних диссидентов – тоже не пошлёшь, и хотя мы их только сажаем и высылаем, - Европа и Америка всё равно недовольны, а тут и новая проблема - уже экстрасенсы толкуют о какой-то грядущей перестройке!

Итак, оказывается, - были взрывы, решение о производстве которых принималось на самом верху, а людей в забои пускать было нельзя! Что-то здесь не так, что-то – не вяжется… Ага, это – задел на будущее, забота о будущих поколениях строителей коммунизма: придут они в гору лет так через тыщу, а там уже вся руда измельчена в щебенку, только вывози, - и скажут: спасибо вам, дорогие предки!  Но, тут уж заговорили ответственные товарищи: какие там потомки, когда в стране вечный дефицит бюджета, и валюты нет, и полки магазинные пусты? Да и вообще: с нас довольно и шума, поднятого вокруг Байкала всякой учёной интеллигенцией!

Так что придётся мне, уважаемый читатель, так и оставить этот вопрос без ответа… Будем только надеяться, что – ненадолго…

А мне встречно: ну, что ты там выискиваешь? Ведь сказано же официально, что ошиблись взрывники в расчётах, вот и пришлось закопать эти пустоты!

Нет, дорогие товарищи, вы эти сказки рассказывайте кому-нибудь другому! Уж что-что, а взрывать-то мы умеем! Недаром весь советский народ распевал: “Весь мир насилья мы разрушим – до основанья…”  Как? Да взорвём его к чёрту! Это там эти поганые империалисты только и умеют, что делать деньги, а у нас рабочая хватка: р-р-раз! – и ты уже на небесах!

Ну, ладно, почти уговорили… допустим на минутку такую картину: являются наши министры в ЦК, а голов не поднимают. Винятся, каются, простить просят за допущенную оплошность… И вот уже снимаются ордена и летят должностные головы… Могло ли быть такое? Нет, не могло. Слишком свежи были в памяти сталинские времена, и каждый в полной мере осознавал внизу свою личную ответственность. Так что, всё прошло, как и было задумано! Только вот для чего?

А мне новый вопрос, теперь – уже из современья: причём здесь Ловозёрские тундры, ведь ядерные взрывы производились в Хибинах, а это целых 30 километров до центра тундр!

Всё правильно, расстояние на восток определено верно. Но ещё раз прочтём сообщение о взрывах, каков был их характер? Направленный. И первый – из глубины и вниз, а второй – вдоль горизонта. Да, 1-й взрыв позволил буровой установке пройти гораздо глубже, до этого все свёрла только горели. А вот 2-й…это же продольная сейсмическая волна! А для продольно-волнового излучения, как известно, преград – нет. И скорость – выше световой. И эта волна раз 10 обежала вокруг земного шарика, прежде чем затухла…

Но, зачем же взрыв в Хибинах, если цель – в Ловозёрье? Отвечаю: взрыв-то остронаправленный. А если цель – всё подземелье Ловозёрских тундр, и чтобы цель уместилась в секторе ударного сейсмолуча – нужно и отойти подальше! Так что, всё верно: цель – там, но стрелять нужно только отсюда!

Но, мне навстречу и в противовес совсем уж робкий довод: впереди -  вода, на пути ударного луча, хотя несколько и выше, находится акватория Умбозера!

Да, вода – есть. Но, как она ведёт себя в момент взрыва? Точно, как несжимаемое тело, как абсолютно твёрдое вещество. И вода только помогала направить энергию продольной взрывной волны во все мыслимые щелочки и пустоты горного массива-цели.

Итак, наши логические рассуждения привели нас к определённым выводам. Была какая-то значимая, государственного масштаба проблема, скорее всего – опасность. И эта опасность скрывалась практически во всей подземной части Ловозёрских тундр. Подобраться напрямую к её источнику было невозможно – человека обуревал животный страх, да и стоило это дорого, и могло занять приличное время. Нельзя было сбрасывать со счетов и возможное противодействие. Быстро и дёшево устранить проблему можно было только с помощью направленного продольно-волнового ядерного взрыва. И соответствующее государственное решение, после скрупулёзнейших обсуждений и расчётов, было принято. И не только принято, но и с блеском исполнено. За что и ордена в строжайшей тайне на грудь повешены. А для вас, дорогие обыватели и господа империалисты, готово и официальное объяснение: руду хотели добыть таким способом! Хотели, но – не получилось… Да и чего ещё можно было ожидать от русских недотёп, давно ли мы лаптем щи хлебали…

Мы только что познакомились с официальными данными о ядерных взрывах в Хибинах. А что же, таких действий в Ловозёрье совсем не было?

Были. Но, это только по большому секрету, и только для тебя, мой уважаемый читатель. А чтобы не было сомнений, приведу здесь часть главы из книги А.Редько “Охотник за тайнами”.

“По льду Ловозера нас катал на снегоходе Саша Кузьменко, тридцатилетний улыбчивый русский парень, выросший в этих местах. На поясе у него я заметил нож с весьма необычной рукояткой. Она была из кости, но не оленьей. Тридцатисантиметровый, серповидный, гладкий чёрный рог очень напоминал рога яков, знакомых мне по горам Тибета. Однако на мой вопрос Саша искренне ответил, что рукоятка ножа сделана из рога одной из разновидностей дикого оленя. Но, ведь у всех северных оленей рога плотные и ветвистые?.. Я нутром почувствовал сенсацию...

Слово за слово, и мы напросились в гости на Сашкино зимовье, расположенное в нескольких десятках километров от посёлка, там, где в Ловозеро впадает небольшая речушка (йок-лапл.) Вирма. Там он охотился, рыбачил и просто жил.

Следующим утром мы надели на ноги высокие, точёные из оленьих шкур сапоги-чулки-топорки, закутались в серые, сшитые из солдатского шинельного сукна, длиннополые, с необъятными рукавами и башлыком хламиды, называемые здесь совик, и взгромоздились на сани-волокуши, подцепленные к Сашкиному “Бурану”.

Несколько часов изнуряющей тряски по льду озера в холоде и снежной пыли и, наконец, в зимовье нас встречает Спайк, - огромный белый пёс с обрезанными ушами. Видя наше разбитое состояние, Саша тут же предложил нам подзарядиться “по-саамски”. Его способ казался диким, при нашем самочувствии, но я решил рискнуть.

Он уложил меня на снег лицом вниз, набросил верёвочную петлю на запястья моих рук, привязал другой конец верёвки к фаркопу снегохода и дал газу...

Описывать свои последующие ощущения я не буду, т.к. этого не позволяет формат статьи. Но, когда я поднялся через пять минут на ноги, то чувствовал себя абсолютно бодрым. А затем Саша объяснил, что пастухи-саамы с некоторых пор применяют такой приём, используя своих оленей. Они знают, что у этих мест очень сильная энергетика. В подтверждение своих слов, он снял с меня совик и поднёс свою ладонь к моей груди. Раздался короткий треск: вылетевшая искра была маленькой, но всё же заставила его отдёрнуть руку. Затем он взял спичку и зажёг её, чиркнув по фланели моей рубашки. Загадки нарастали, и я с нетерпением ждал момента, для того, чтобы разговорить хозяина.

Вечернее застолье со щучьей ухой и жареной олениной сделали своё дело: после многочисленных здравниц - шиг порант (приятного аппетита - лапл.), Саша разговорился, и вот что мы узнали.

Лет тридцать назад в здешних местах появились военные спецчасти. Сначала они просто бурили землю в разных частях Кольского полуострова, а затем, будто найдя что-то, заложили сверхглубокую скважину. Более 15 километров прошёл бур в вечную мерзлоту, а затем сгорел в одночасье, будто попав в пламя таинственного костра. Это было в районе горы Ангвундасчорр (1116м), высящейся за Сейдозером. И тогда на горе стали взрывать ядерные заряды. Их закладывали в специальные шурфы, углубляясь в тело горы после каждого взрыва всё глубже и глубже. В скупой информации для населения говорилось, что “мирные” атомные взрывы помогают добывать полезные ископаемые в суровых условиях Заполярья. А потом, видимо, случилось что-то нештатное: все работы прекратили, и никто ничего толком не знал. А тут ещё и Советский Союз распался. Лет десять назад вообще охрану тех мест сняли.  

Ну а потом всякие непонятные вещи стали происходить. Сначала местные рыбаки заметили, что лёд на озере, вокруг горы Ангвундасчорр, тает на целый месяц раньше, чем в других местах, да и рыба там крупнее, чем везде. Радиация вроде не повышена, вот и стали ездить туда на зимнюю рыбалку, да многие чуть было не погибли из-за оленей. Дело в том, что ездить на оленях вообще не так легко. Это довольно глупые животные, плохо слушающиеся каюра и норовящие всё время свернуть куда-нибудь в сторону. А тут - несутся как угорелые в направлении горы, не останавливаясь. Если же распрячь - убегают к ней; да и не распряжённые, - рвут верёвки и уходят... Люди потом выбирались одни из тех мест неделями, а порой и гибли.

Стали убегать олени и из совхозных стад. Причём что интересно: убегали вондилки, как называют нерожавших олених, тогда как важенки (рожавшие) оставались в стаде. Да и дикие олени почти все ушли на Сейдозеро к той горе, что по следам было видно.

А потом среди охотников слухи пошли, будто на склонах горы появились странные животные: будто бы олени, а будто и нет. И внешний вид другой, да и на людей могут нападать.  

Сашка сам на странную гору лишь один раз летом пытался подняться. Сначала легко было, т.к. гнуса, которого вокруг в тундре видимо невидимо, - на горе почему-то совсем нет, но потом вдруг голоса всякие стали слышаться в голове и тени мелькать перед глазами. Сердце так заколотилось, что с трудом назад вернулся. А рог для ножа на склоне нашёл. Люди говорят, что он от диких оленей, что живут теперь на горе Ангвундасчорр.

В веже, зимнем меховом чуме, мы спать отказались, а улеглись на шкуры в тупее - летнем брезентовом чуме с печкой-буржуйкой. Сашка пожелал нам сэгнесьый (спокойной ночи-лапл.) и ушёл спать, дав слово повезти нас завтра на Сейдозеро. А Спайк сидел у проруби и по-медвежьи, лапой ловил себе рыбу на ужин...

Рано утром растерлись колючим снегом, загрузились на волокуши “Бурана” и помчались по льду Ловозера. Из-за сильных ветров снега на его поверхности мало. Обширные гладкие участки льда блестят в лучах низкого солнца как водные полыньи, заставляя сердце сжиматься в тревожном напряжении.

Несколько часов пути вдоль низкого, заросшего стланником берега, и вот уже губа Сейдозера. Оно представляет из себя как бы длинный фьорд, отшнуровывающийся от Ловозера и лежащий в каменном мешке из четырех скалистых гор, высотой от 800 до 1100 метров. Они выглядят довольно странно среди окружающей плоской тундры. Запирает этот “мешок” пятая гора - Ангвундасчорр. Поросшая у подножия низким лесом, и почему-то напрочь лишённая какого-либо снежного покрова, она уходит вверх сразу от берега озера. Полуразрушенный деревянный барак, с болтающейся под ветром дверью, заставлен десятком ржавых двухъярусных солдатских кроватей.

Лесистая часть склона далась нам относительно легко, а вот на скальных гребнях, с участками сыпухи, стали происходить довольно странные явления. Когда идёшь в гору, кровь всегда стучит в висках и звон стоит в ушах, но тут к этому ощущению вдруг стал примешиваться какой-то гул. Он нарастал по ходу нашего подъема и скоро стал напоминать звук, который ощущаешь, находясь внутри трансформаторной будки или под проводами высоковольтной линии. Но, ещё более странным было то, что физическое тело явно ощущало прилив сил, а разум мутнел и засыпал на ходу. Ноги рвались вверх, а голова явно этого не хотела...

Сверху посыпалось несколько камней, и мы быстро прижались к большому валуну. Когда же глянули вверх, то увидели их...

Они шли вдоль каменного карниза, метрах в ста выше нас с подветренной стороны и явно не ощущали нашего присутствия. В стаде было около двух десятков голов. Большие, довольно грузные животные окрасом напоминали оленей, но шерсть их была значительно длиннее, из-за чего даже ноги выглядели лохматыми. Двигались они след в след, тяжёлым и неторопливым шагом, низко опустив большие головы, увенчанные чёрными и гладкими лировидными рогами.

Затаив дыхание, мы смотрели на диковинных животных до тех пор, пока стадо не скрылось за каменной грядой, и молчали...

В голове продолжало стучать: вниз...вниз...вниз... и мы побоялись ослушаться.
Сашка сам впервые видел таких зверей и ничего путного не мог ответить на наши вопросы. Стараясь сменить тему, он показал нам на видимую сверху гору Паргуайв (1049м). По его словам, за ней есть небольшое озеро Райявр. Оно лежит в кольце обрывистых скал и пользуется дурной славой у охотников. Зимой на его льду образуется зона полной невидимости для всего живого, а летом оно смертельно для всех. По крайней мере, ни один человек, кто рискнул, было направиться туда, больше в посёлок не вернулся.  

Ночевать в дырявом бараке не хотелось. Мы поставили на утоптанный снег лёгкий брезентовый чум-куваксу и залезли в спальники...

Согревшись, я уснул. Мне снилось тёплое море, в котором я плыву к далёкому берегу...

Сашкины вопли разбудили нас среди ночи. В чуме было столько воды, что сначала я подумал, будто он провалился под лёд. Чёртыхаясь, мы в панике выбирались из спальников и не сразу заметили игру каких-то бликов на стенках чума, который уже стал заваливаться на бок. Пожар?.. Наводнение?.. Мы ринулись наружу, путаясь в брезентовом пологе, и остолбенели...

Чёрное небо буквально бурлило бушующим океаном красок. По нему резко перемещались снопы света разных оттенков, вспыхивали светящиеся дуги, проносились искрящиеся вихри, зависали шлейфы разноцветных лент, колыхались полу прозрачные “занавесы”, оканчивающиеся нежной зеленоватой и розоватой бахромой. Цвета и контуры небесных световых картин постоянно менялись, поражая глаз всё новыми и новыми очертаниями и оттенками...

Ледяные разводы озера и снег искрились мириадами искр, радостно отзываясь на каждый взрыв небесного фейерверка, а полная тишина лишь усиливала чувственный эффект от вселенской цветомузыки.

- Это Воавсхэс (северное сияние-лапл.) приветствует приходящее лето – тихо сказал Сашка. Мы зачарованно молчали...

Я всегда восхищался Заполярным небом. Иссиня-чёрное, глубокое и бездонное, оно висит так низко, что хочется побежать по тропе Большой Медведицы, или Шурр кувссь, как называют лапландцы Млечный Путь. Звёзд на нём совсем немного, но каждая сияет, как огромная жемчужина, уступая в блеске только главному бриллианту северного неба - Чуввесь тассьт (Полярная звезда-лапл.).

Мне и ранее приходилось видеть северные сияния, но такую мощь игры небесного огня, как над горой Ангвундасчорр, я видел впервые.

О полярных сияниях в своих сочинениях упоминали ещё Аристотель, Плиний и Сенека. С ним народы мира связывали многочисленные приметы, суеверия и легенды. Эскимосы Аляски считали его играми душ умерших людей, скандинавы говорили, что это бродит по небу могущественный бог Бальдру, североамериканские индейцы думали, что это отблески костров карликов, живущих на Полюсе. Но, сияния небесных огней люди видели не только на полярных широтах. Греки олицетворяли их с волосами-змеями носящейся по небу Медузы Горгоны, египтяне верили, что это сияющие перья в венце Осириса, инки считали их явлением бога Кецаль-коатль, пернатого змея, держащего священную птицу кецаль, с длинными зелёными перьями. А индусы писали легенды о далёком океане Джрайасе, над которым пляшут волшебные духи - светлые красавицы аспары.

Учёный мир подтверждает эти факты, говоря лишь о разности в частоте подобных явлений. Так, например, в районах побережья Чёрного моря небесные сияния бывают один раз за десять лет, а на севере Англии или на Кольском полуострове - до ста дней в году. В годы же усиления солнечной активности, его можно наблюдать даже на экваторе. Наука всегда связывала эти световые всплески в небе, как и сопутствующие им магнитные бури, с жизнедеятельностью нашего Солнца. Никто и никогда не предполагал, что они имеют земное происхождение, т.е. являются продуктами жизнедеятельности живого и разумного тела нашей Земли-матушки. А может это она выстреливает в небо пучками неизвестной пока нам энергии, толи, корректируя свою орбиту, то ли, отражая вредоносные пучки негативной космической энергии, то ли, выходя на связь с Высшим Разумом?

Почему после ядерных взрывов на горе Ангвундасчорр небо над ней, по словам местных охотников, стало непрерывно полыхать сияниями и зимой и летом? Почему в этих местах сплошь и рядом происходят аномальные геофизические и природные феномены?

Может быть, люди ненароком вскрыли подземный “резервуар” или земную “артерию” с незнакомой нам энергией планеты? А может быть наши военные сами искали в земле какую-то альтернативу нефти, будущую новую энергию для человечества, но не смогли её обуздать?..”

Итак, оказывается, что взрывы атомных зарядов производились не только в Хибинах, но и под г.Ангвундасчорр – этой высшей точкой Ловозёрских тундр. Но, если в Хибинах их можно было замаскировать землями рудника, то здесь… до местного рудника “Карнасурт” – довольно-таки приличное расстояние. Так что, не лучше ли вообще об этих фактах умолчать? Так и поступили. Да вот только память местных старожилов сохранила их…

Теперь же, когда исследованы, как следствие, рубиконные события Ловозёрья, осталось найти только их первопричину. А сделать это возможно лишь на фоне тех фактов, которые были получены моими предшественниками.